Лента новостей
Статья30 июля , 15:31

Уехал инженером, вернулся писателем: тамбовский период в жизни известного прозаика Андрея Платонова

«Вновь я в Тамбове, который в будущем станет для меня каким-нибудь символом…», — писал прозаик Андрей Платонов своей жене после поездки по уездам. В город он приехал в декабре 1926 года на должность заведующего подотделом мелиорации Тамбовского губернского земельного управления.

Фото: Юлия Новикова

Пробыл здесь всего четыре месяца, но это было время активного знакомства с жизнью губернии. О Тамбове Андрей Платонов напишет повесть «Город Градов», и потом ещё не один раз будут появляться на страницах платоновских произведений впечатления, полученные здесь.

«Удивительный город!»

Интересно, как и почему попал Платонов (настоящая фамилия — Климентов) в Тамбов. В 1926 году он работал воронежским губернским мелиоратором, вскоре его за хорошую работу «отозвали» в Москву, а потом в Тамбов — на «тяжёлый прорыв», о чём Андрей Платонович писал редактору журнала «Красная новь». Назначенный заведующим подотделом мелиорации в тамбовском губернском управлении, Платонов приступил к работе с твёрдым желанием навести в данной отрасли порядок. «Попробую поставить работу, — писал он жене в Москву, — на здоровые ясные основания, поведу всё каменной рукой и без пощады…».

Однако благие начинания Платонова не поддерживались, средства на необходимую технику не выделялись, склоки и интриги среди местных чиновников мешали работать в полную силу. И он покидает Тамбов, проведя в нём четыре месяца — с декабря 1926 года по март 1927 года, — которые не могли им забыться, как и предполагал писатель.

В письме жене после поездки по уездам, как рассказывает краевед, писатель, почётный председатель регионального краеведческого объединения «Исток», член Международной ассоциации писателей Александр Чернов, Платонов печально пишет: «Скитаясь по захолустьям, я видел такие грустные вещи, что не верил, что где-то существует роскошная Москва, искусство и проза».

В другом письме также звучит тревога: «Вновь охватила меня моя прочная тоска, вновь я в Тамбове, который в будущем станет для меня каким-нибудь символом, как тяжкий сон». На такое обострённое восприятие недостатков города оказала влияние личная неустроенность Андрея Платонова: он разлучён с семьёй, приходилось менять квартиры.

— Легкоранимую душу художника коробил чиновно-мещанский застой. Горячим возмущением наполнены строки из его письма: «В Тамбове (как говорят в редакции) нет ни одного поэта, ни одного беллетриста. Удивительный город!». Всего четыре месяца пробыл Платонов в нашем крае, но это было время активного познания жизни. Написав записку начальству, он доказывает, что «выезды губернских специалистов по мелиорации должны иметь место», и часто ездит в командировки, где параллельно с основной работой собирает материал для осуществления творческих замыслов, — поясняет детали биографии автора Александр Чернов.
Заявление губернского мелиоратора А.П. Платонова в губернское земельное управление о командировании его в Козловский, Борисоглебский и Кирсановский уезды для проверки подготовленности уездов к строительной кампании 1927 года.Фото: tambovarchiv.ru

Тамбовский колорит в сатирическом этюде

Позже литературоведы скажут, что «в Тамбов Платонов ехал как инженер, но вернулся он в Москву как писатель. Здесь его ждала тяжелейшая производственная работа и колоссальный прорыв в творчестве. Тут возник, а потом пошёл нарастать тот колоссальный взрыв, выброс творческой энергии, которую, кажется, сама реальность исторгла из себя самой, предназначив для этого Платонова. Обрекая его на эту миссию, миссию летописца русской жизни. И он принял её как удел — со смирением».

«Период жизни в Тамбове был в известной мере и счастливым по своей плодовитости, почти «болдинским пленом» писателя», — говорит в книге «Андрей Платонов» (12+) литературовед Виктор Чалмаев. С тамбовским периодом связаны циклы повестей на русские исторические темы, а также фантастическая повесть «Эфирный тракт» (12+), повесть «Епифанские шлюзы» (12+) (о Петровских преобразованиях в России) и первая редакция «Города Градова» (12+) (сатирическое осмысление новой государственной философии).

— Сюжет повести «Город Градов» побудил автора заменить Тамбов вымышленным Градовым, ведь иначе она будет восприниматься узко — как фельетон о быте конкретных тамбовских бюрократов. Но в то же время Платонов стремился, чтобы не оставалось и тени сомнения, что все эти картины местничества и крючкотворства написаны с тамбовской натуры, — рассуждает тамбовский краевед и писатель.

В поисках информации о пребывании Платонова в Тамбове Александр Чернов изучал в областном архиве папки с приказами Губернского земельного управления. Внимание привлекла фамилия «Шмаков», так как в одном из документов встретилось следующее: «…возвратившихся из служебных командировок полагать налицо: техника Шмакова с 17 марта с/г». А ведь у героя «Города Градова» такая же фамилия, причём, как утверждается в повести, — «достаточно редкостная». Случайно ли это совпадение?

— К сожалению, в приказе нет инициалов, поэтому не сразу удаётся найти нужного Шмакова. Оказывается, в Тамбове эта фамилия достаточно распространена. Вероятнее всего, фамилия была редкостной в Воронеже, где Платонов с ней не встречался. Наконец, находится «Дело о службе техника огнестойкого строительства в подотделе мелиорации Шмакова Ивана Васильевича», — добавляет Александр Чернов. — А ведь именно этим подотделом четыре месяца и руководил Платонов. В деле встречается рапорт Шмакова с просьбой командировать его в Козлов. На рапорте виза с характерным платоновским почерком «прошу разрешить 4-дневную командировку в Козлов и Кирсанов. Вопрос не подлежит отлагательству. А. Платонов. 9/11-27». Интересно то, что по данному маршруту Платонов ездил в командировку за два месяца до этого.
Как рассказывает краевед, писатель, почётный председатель регионального краеведческого объединения «Исток», член Международной ассоциации писателей Александр Чернов, всего четыре месяца пробыл Платонов в нашем крае, но это было время активного познания жизни. Фото: Алексей Бучнев

В повести Платонова главному герою 35 лет, а Ивану Васильевичу в период их знакомства было 36 лет. Вот и выходит, что некоторые черты своего героя Платонов написал, как говорится, «с натуры», то есть с одного из сослуживцев. Использовав в повести тамбовскую фамилию, писатель хотел придать сатирическому этюду местный колорит, чтобы его с особым вниманием прочёл тамбовский читатель и воспринял как произведение о своём городе.

Уехав из Тамбова, Андрей Платонов остался без работы, лишился возможности реализовать себя как инженер-новатор. Но большой жизненный опыт, глубокое понимание народной жизни требовали деятельности. С 1927 года его главной профессией стала литература: он настойчиво начал искать в ней своё место, пробуя себя в разных жанрах и темах. Найденные форма и стиль принесли успех и одобрение, критики отметили своеобразный язык Платонова и глубину его произведений.

— Андрей Платонов — яркий, необычный и интересный для Тамбова писатель. Жил прозаик здесь недолго — всего четыре месяца, но для Платонова короткий срок пребывания в другом городе это не минус, а, скорее, наоборот. Материал для многих произведений, которые принесли ему славу и известность, собирался именно у нас, — подытоживает тамбовский краевед, писатель, почётный председатель регионального краеведческого объединения «Исток», член Международной ассоциации писателей Александр Чернов.

Мемориальная доска Андрею Платонову в Тамбове была установлена в апреле 2015 года на главном корпусе ТГУ имени Г.Р. Державина, где до 1928 года размещалось губернское земельное управление. По мнению краеведов, один из домов, в котором Андрей Платонович снимал комнату, расположен на улице Августа Бебеля, 54.

Мемориальная доска Андрею Платонову, установленная 24 апреля 2015 года на главном корпусе ТГУ имени Г.Р. Державина, где до 1928 года размещалось губернское земельное управление.Фото: tambovarchiv.ru
Автор:Елена Гридчина