Лента новостей
Статья26 апреля , 09:11

Ликвидатор аварии в Чернобыле рассказал о работе в зоне отчуждения и жизни после возвращения

Мировая история знает немало случаев техногенных катастроф, стоивших жизни многим людям. Авария на Чернобыльской атомной электростанции — одна из самых крупных и обсуждаемых до сих пор.

Фото: Алексей Бучнев

«Внимание! Внимание! Уважаемые товарищи! Городской совет народных депутатов сообщает, что в связи с аварией на Чернобыльской атомной электростанции в городе Припяти складывается неблагоприятная радиационная обстановка». Так начиналось сообщение, которое жители украинского города Припять услышали по радио 27 апреля 1986 года. Тогда они ещё не подозревали, что сутки назад, 26 апреля, совсем рядом, в каких-то трёх километрах от города произошло событие, потрясшее весь мир и ставшее поворотным моментом в судьбах тысяч людей, в том числе нашего соотечественника, жителя Притамбовья Сергея Полтавского, проработавшего в зоне отчуждения полгода.

Точка невозврата

Сергей Полтавский родился в Воронежской области в селе Верхняя Хава. Ещё будучи ребенком, он вместе с семьёй переехал в Тамбов, окончил школу и пошёл служить в армию в войска химической защиты.

Ночью 26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС рванул 4-й энергоблок. Реактор был полностью разрушен, а радиоактивные вещества — радионуклиды йода и цезия — вырвались в атмосферу, грозя природе и человеку непредсказуемыми последствиями. В первые дни после аварии была создана 30-километровая зона отчуждения — территория, наиболее сильно подвергшаяся радиационному облучению. Именно сюда, в самый центр катастрофы, 8 мая прибыл командир роты Сергей Полтавский.

Фото: Алексей Бучнев
— Полк нашей части развернули недалеко от станции, — вспоминает Сергей. — Моей роте дали 37 населённых пунктов для ведения разведки. Они все располагались по берегу реки Припяти. Я станцию через реку видел.

В задачи роты Сергея входили разведка и анализ местности. Военные проводили исследование уровня радиационной заражённости воды, почвы и сельскохозяйственных культур.

Картина перед глазами военного развернулась самая что ни на есть удручающая. Радиационная опасность заставила людей в спешке покинуть свои дома, которые стояли теперь осиротевшие и безжизненные, а неподалеку бродил ничего не понимающий, брошенный на произвол судьбы домашний скот.

Однако не все люди решались оставить свои дома. Некоторые местные, невзирая на всю опасность положения, не хотели покидать родные места, в которых прожили всю жизнь. Поэтому Сергею Владимировичу довелось заняться не только изучением радиационного заражения окружающей среды, но и эвакуацией гражданского населения.

— У меня была бронемашина, она хорошо защищала от радиации. И на ней я вывозил из зоны отчуждения тех, кто не захотел или не смог уехать во время массовой эвакуации, — рассказывает Сергей Полтавский.

Радиация была повсюду. Она пропитала воздух и воду, осела на листьях деревьев, на крышах домов и других поверхностях, находившихся как в зданиях, так и под открытым небом. В таких условиях ни специальная техника, ни защитные костюмы не могли в полной мере защитить людей от облучения. Сергей, как и все, кто работал в Припяти, не смог избежать радиационного заражения. Свою реальную дозу радиации Сергей затрудняется назвать, но он уверен, что показатели превышали все допустимые нормы.

Обретение себя

Облучение спровоцировало обильные воспаления и серьёзные проблемы со здоровьем — с таким «багажом» Сергей Полтавский в ноябре, спустя полгода, вернулся из Чернобыля. Начался долгий и тяжёлый процесс реабилитации. Тело страдало от болезней, с которыми Сергею помогали бороться врачи, а душа находилась в самом начале духовного кризиса, который ещё предстояло преодолеть.

Сергей ушёл со службы, когда последствия пребывания в зоне отчуждения стали проявляться очень серьёзно. Было принято решение уволиться из армии по состоянию здоровья. Сергей Владимирович начал искать себя в гражданской жизни.

Вместе со своим отцом он создал дело, ставшее впоследствии семейным, — Полтавские открыли бильярдный клуб, из дверей которого вышло несколько мастеров по бильярдному спорту.

Найдя своё дело, Сергей обрёл и самое важное в жизни любого человека — семью.

— Женился, детишки появились. Говорят, что после сильных облучений нормальные дети не рождаются, а ничего, родились, слава Богу, и без патологий, — рассказывает он.
Фото: Алексей Бучнев

Чернобыль стал поворотной точкой, изменившей не только жизнь Сергея, но и его мировоззрение. После возвращения из Чернобыля и болезней Сергея настиг тяжелейший личностный кризис.

— Были годы духовного поиска, был духовный кризис. Разные пути выхода искал, и только в христианстве, в нашей церкви, я нашёл камень, на который встал и с которого теперь не сойду, — рассказывает Сергей.

Он переехал в Тригуляй, где в то время начинала строиться церковь святого Питирима, стал серьёзно интересоваться религией, поступил в университет и в 2008 году стал кандидатом психологических наук, защитив диссертацию по преодолению кризиса середины жизни, — теме, крайне ему близкой.

— Мы сильнее становимся только через какие-то поражения, через преодоление трудностей и их осмысление, анализ, — рассуждает Сергей Владимирович. — Мне Чернобыль открыл глаза, на самого себя в том числе. Я стал себя видеть. Когда настали болезни, появились страдания, которые заставили меня в себя поглядеть. Я стал размышлять, что, может, я что-то не так делаю? И стали открываться червячки, которых в душе много набралось. А Бог помогает их оттуда выковыривать и совершенствоваться в добре.

Познав себя, обретя душевный и телесный покой, Сергей Полтавский теперь делится накопленными знаниями и опытом со студентами Державинского университета, преподаёт православную педагогику и психологию на кафедре теологии и продолжает научную работу.                

Хотя судьбу Сергея нельзя назвать лёгкой, сложившейся жизнью он доволен.

— Я счастливый человек, у меня большая семья, две кошки, две собаки, живу в святом месте, — говорит он. — А Чернобыль, мне кажется, уже тогда, в 86-м году, был предупреждением, что очень внимательно надо ко всему относиться, что нельзя расслабляться.

Необходимый для нашей жизни, но в то же время такой смертоносный атом, уверен Сергей Полтавский, всегда должен находиться под строжайшим контролем. И нельзя забывать о тех людях, которые ради благополучия соотечественников и потомков рискнули своими жизнями и здоровьем и отправились в радиоактивное пекло ликвидировать последствия аварии. Об их подвиге нужно помнить всегда: и в памятную дату, 26 апреля, и в остальные дни, ведь наша сегодняшняя нормальная жизнь стала возможна только благодаря их самоотверженности.

Автор:Ольга Мещерякова