Лента новостей
Статья14 июля , 10:06

«Попутный ветер мы любим»: тамбовские гребцы плывут на стругах и лодках к Азовскому морю

К пристани у Цны со стороны парка Дружбы пришвартована необычная лодка. Она массивнее покачивающихся рядом белых шлюпок-фофанов и выглядит так, будто по реке времени приплыл прямиком из XVII века. Эта лодка — струг — принадлежит тамбовским гребцам, неравнодушным к ратным подвигам предков.

Фото: Ольга Мещерякова

Поперёк Цны

Первые упоминания о плоскодонных парусно-гребных судах, называемых стругами, относятся к XI веку. На них русские служилые люди плавали по рекам и озёрам, бороздили моря и вели морские бои, брали на абордаж вражеские корабли. В одной такой лодке размещалось до 40 человек, а на носу и на корме устанавливались пушки, помогавшие отстреливаться от разбойников. До эпохи Петра I струги были весомой частью русского военного флота.

После петровских реформ производство этих судов сошло на нет, а сами они исчезли в пучине времени, однако тамбовчане, прогуливающиеся по набережной вдоль Цны, периодически могут видеть движущиеся по воде струги с двумя гребцами на борту. Откуда же они здесь?

Эти древние лодки, удивляющие рыбаков и прохожих, принадлежат культурно-спортивному центру «Гидросфера». Инициатором их воссоздания стал председатель совета центра Андрей Соломеев, который со времён учёбы в мореходном училище не представляет своей жизни без реки и гребли.

— У нашего центра много проектов по развитию и пропаганде водного туризма и водных видов спорта, — рассказывает он. — В том числе у нас появилось историко-краеведческое направление. В 2018 году мы с коллегами приняли решение о реконструкции струг, чтобы на них попробовать совершить водный поход по дороге наших предков, от села Старое Тарбеево Мичуринского района по Дону до города Азова.
Фото: Ольга Мещерякова

Основание первого струга заложили в городе Лебедяни, где, по словам Андрея, ещё живы традиции народного судостроения. За помощью тамбовские энтузиасты обратились к отцу с сыном, специализировавшимся на изготовлении рыбацких лодок. По старинным чертежам умельцы собрали конструкцию струга, а доработку Андрей и его коллеги провели уже в Тамбове.

— Наш струг — реплика, копия. В нём всего 6,5 метров длины. Настоящие струги были в три раза больше, достигали 18-20 метров. Если сейчас начать такой строить, поперёк Цны встанет, — говорит Андрей Соломеев.

Стругов в распоряжении культурно-спортивного центра на данный момент два. «Дикое поле» пока ждёт своего часа и находится в эллинге — гараже для лодок. А вот на «Семёне Хитрово» люди уже плавают. И не только по Цне.

Фото: Ольга Мещерякова

Кстати, названия стругов отсылают к истории России. Например, струг «Семён Хитрово» назван так в честь царского воеводы, который в 1660 году по приказу царя возглавил поход в 400 стругов на Азов, чтобы противостоять туркам, пытавшимся блокировать для русских выход из Дона в Азовское море.

По пути предков

В 2019 году в Мичуринске Андрея Соломеева, его единомышленников, струг «Семён Хитрово» и ещё четыре судна проводили в большое путешествие к Азовскому морю. Гребцам предстояло вплавь на лодках, полагаясь только на свои силы, преодолеть более полутора тысяч километров.

— Возможностей уйти в плавание на месяц или на два у нас нет, поэтому мы каждый год проходим определённый участок этой дороги предков, — рассказывает Андрей Соломеев. — Первый участок был от села Старое Тарбеево под Мичуринском до Липецка, в 2020 году мы плыли от Липецка до Воронежа. Из-за пандемии в 2021-ом у нас ничего не получилось, зато в этом году наверстали упущенное и сразу прошли два этапа, доплыли до города Серафимович в Волгоградской области. Каждый этап проходим порядка 300 километров.
Фото: Ольга Мещерякова

На одну лодку приходится четыре человека. Двое гребут, двое их сменяют через час, и так несколько раз, потому что норма — 10-12 часов гребли в день. Такой поход — занятие не для слабых. В первый день, по словам Андрея Соломеева, бывает тяжелее всего, но уже со второго начинаешь втягиваться в ритм и технику гребли. Но есть ещё множество факторов, которые могут пошатнуть силу духа и веру в себя.

— Оказаться один на один с природой — определённый стресс для человека, — поясняет Андрей. — Мы попали в страшную жару, многие обгорели, натёрли мозоли. Один коллектив у нас сильнее всех пострадал. Мы предложили взять ребят на буксир, но они отказывались, потому что именно самим нужно было дойти до финиша и в первую очередь себе доказать, что есть силы, есть дух.

В пути всякое может произойти и всегда надо быть к этому готовым. Однажды, когда уровень воды в реке упал, струг чуть не затонул из-за коряги, которая распорола шов на днище лодки. Времени на причаливание к берегу и починку не было, но гребцы не растерялись и продолжили путь, вычерпывая с днища по два ведра воды в час. Так, к вечеру они доплыли до пляжа, вытащили струг, дали ему обсохнуть, а утром, замазав щели специальным клеем, отправились дальше. 

Но все эти злоключения того стоят, ведь за время, проведённое в лодке, приобретаешь целый кладезь впечатлений. До первого этапа похода Андрей Соломеев даже не подозревал, как красива может быть наша природа.

Фото: Ольга Мещерякова
— От Тарбеево до Липецка такие заповедные места, что, кажется, и человека там никогда не было. Птицы разные плавают, бобры. Река настолько прозрачная, что дно и рыб видно. Травы необыкновенные, а вокруг туча маленьких фиолетовых стрекоз, которые на вёсла, на плечи, на руки садятся. Они человека никогда не видели. Красота необыкновенная, — рассказывает Андрей.

Вот так, любуясь природой и преодолевая невзгоды, подкидываемые ею же, гребцы на данный момент проплыли 920 километров. По расчётам Андрея Соломеева, это только половина пути, пройденного служилыми людьми, перегонявшими по царскому указу струги на Азов для защиты России от неприятеля. С тех событий минуло 362 года, но каждую весну на Дону в память о предках вновь и вновь появляются тамбовские струги.

Автор:Ольга Мещерякова