Лента новостей
Статья17 января , 15:33

Жительница Притамбовья отдала часть пенсии на нужды бойцов СВО

Зинаиде Васильевне Сухилиной почти 90 лет. Поначалу ей хотелось помочь анонимно. Но, подумав, женщина поняла, что о поддержке бойцов нужно говорить открыто. Быть может, кто-то последует её примеру.

Фото: Алексей Бучнев
— Я не могла остаться в стороне, понимаете? Наступил момент, когда я чётко осознала, что не могу не помочь. Там, в зоне боевых действий, наши бойцы, молодые ребята. Высокой ценой они добывают мирное небо сегодня, как и мой отец — 80 лет назад...

Зинаиде Сухилиной, жительнице Беломестной Двойни, в апреле исполнится 90. Незадолго до Нового года часть пенсии она отдала на нужды бойцов специальной военной операции.

Зинаида Васильевна поясняет: в теленовостях и газетных публикациях часто говорят о помощи нашим военным.

— Особенно тепло на душе становилось от сообщений о том, что кто-то из жителей своими руками связал для ребят носки или тёплые пледы. За всю жизнь и мной было связано немало вещей: четверых детей воспитала, у меня шестеро внуков, подрастают правнуки... Но сейчас вязать трудно, пальцы судорогой сводит... Пойти купить что-то тоже непросто. И я решила, что могу внести свою финансовую лепту. Передать деньги в фонд помогли в администрации района, ко мне приезжала заместитель главы администрации Ирина Борзых, — рассказывает Зинаида Васильевна.

Зинаида Сухилина замечает: поначалу ей хотелось остаться неизвестной, помочь, что называется, анонимно. Но, подумав, она поняла, что о поддержке бойцов нужно говорить открыто. Быть может, кто-то из односельчан или жителей других территорий последует её примеру. Учитель с полувековым стажем, Зинаида Васильевна воспитала не одно поколение притамбовцев: работать довелось в школах Столового и ставшей родной Беломестной Двойни.

Фото: Алексей Бучнев

Я — русская!

О поддержке участников специальной военной операции Зинаида Сухилина говорит эмоционально, но по-учительски чётко, объясняя свою помощь рядом причин. Женщина с гордостью замечает: она, прежде всего, русская, россиянка, и понимать, что сегодняшнее противостояние развязано западом для уничтожения всего русского, — больно.

— Я прожила долгую жизнь, но до сих пор не понимаю, почему нас так ненавидят, почему стремятся уничтожить на протяжении всей истории, — задаётся вопросом Зинаида Васильевна.

…Начало Великой Отечественной навсегда врезалось в память. Орловская область, село Русский брод, им с сестрой-близнецом по восемь лет. Жаркий летний день, девочки отдыхают на речке. Пляжную деревенскую идиллию прервал голос из репродуктора на стене расположенного поблизости военкомата. «Война! Война!..» — закричали бросившиеся к зданию люди.

После были бомбёжки и пронесённая через всю жизнь непереносимость гула самолётов. Отца летом забрали на фронт, а девочки с мачехой к сентябрю добрались до Тамбовщины — где на поездах, укрытые брезентом, где пешком сквозь окрестные деревни. Здесь, в Большой Липовице, жили папины родители.

— В 1944 году пришло извещение с фронта, что отец пропал без вести. Мачеха вышла замуж снова. Мы с сестрой оказались в детском доме — он размещался близ Покровской церкви в Тамбове, — рассказывает Зинаида Васильевна. — В детдоме было очень холодно. На ночь мы сдвигали кровати, чтобы было спать теплее. Ложились по несколько человек, прижимаясь друг к другу, укрывались фуфайками.

О военном детстве остались и другие воспоминания. Летом дети наравне со взрослыми работали на полях, собирали колоски под палящим солнцем. Руки к вечеру оказывались содранными в кровь о стерню, оставшуюся после сбора урожая, эти раны подолгу не заживали.

— Ели хлеб из лебеды да жиденький суп из неё же, из прелой картошки бабушка вымывала крахмал — хорошо, если находилась соль для вкуса. Тяжело было. Я не хочу такого детства своим правнукам. Это ещё одна причина, по которой помогаю нашим бойцам, — говорит Зинаида Сухилина.
Фото: Алексей Бучнев

Жить по совести

Зинаида Васильевна показывает фотографии детей и внуков. Замечает: все получили достойное образование, живут по совести. Правда, по учительской стезе никто не пошёл.

— У меня 50-летний стаж, представляете, сколько раз за эти годы я выпускала школьников во взрослую жизнь? И как больно мне видеть, что погибают совсем молодые ребята… — говорит Зинаида Сухилина. — Я чту Христовы заповеди, всю жизнь живу по справедливости, по совести. Задумываюсь: а как я могу просить милости божьей, если сама не помогу тем, кто нуждается в поддержке?

…В январе 1945-го пришла весточка от отца. Он был жив! Зинаида с сестрой тогда жили у дедушки по маминой линии в Чакино. Отец продолжал службу и после окончания войны, смог забрать девочек только в 1946 году. Приехали в Бобруйск в Белоруссии, где тогда располагалась воинская часть.

— Город был разрушен войной, уцелели только несколько зданий. О бомбёжках напоминала оставшаяся длинная череда земляных валов. В ветреную погоду порывы выдували землю, обнажая останки погибших… Страшное зрелище, — вспоминает Зинаида Васильевна и продолжает: — Могу ли я сказать, что видела войну? Я помню артобстрелы Орловской области, как мы прятались от бомбёжек. Помню, как появились на окраине нашего села немцы; как мы с сестрой и мачехой бежали; как обстреливали поезд, на который мы чудом успели… Несмотря на то, что большую часть войны мы прожили в тылу, я пережила на себе всю тяжесть военного лихолетья. И в который раз повторяю: не хочу повторения такой судьбы для своих потомков. Поэтому уверена, что нужно поддерживать российских бойцов. Ребята сейчас борются за справедливость.
Автор:Юлия Новикова